Где пределы человека? Как можно вас ограничить?
Никто на свете не может ограничить вас.
Если вы сами захотите ограничить себя – вы сможете.
А иначе – все источники Вселенной в вашем распоряжении.

– Йоги Бхаджан

Ek Ong Kar Sat Nam Siri Wahe Guru

Кирпал Сингх

Духовные шарлатаны, глава 7

У стоп йога: оглавление

источник:
AtTheFeetOfTheYogi.com

Книга публикуется с разрешения автора

Перевод с англ.:
Анна Донюкова



У стоп Йогa

Кирпал Сингх Хальса,
Эспаньола Нью Мехико


Патрик уехал на уикенд в Лос-Анджелес и вернулся с красивой и очень харизматичной девушкой, которая просила нас называть её Матаджи. Она носила длинное белое платье, её темные волосы свободно спускались по спине, она часто улыбалась и смотрела на нас глубочайшими карими глазами, которые я когда-либо видел. Она всех обнимала и часто дотрагивалась до людей, когда говорила с ними, до щёк, плеч или рук. Это не было сексуально, но ощущение было очень интимное. Матаджи была одарённым учителем и проводила йога-классы, добавляя новые упражнения и групповые занятия. Патрик казался влюбленным, как мальчишка, следуя за каждым её движением и теряясь в её глазах.

Я никогда не встречал женщины, которая была бы красивой, женственной и любящей и в то же время представляла собой мощного, целенаправленного и сильного учителя. Всё, что ей нужно было сделать – это улыбнуться мне, и я был готов следовать за ней куда угодно. Я был убеждён, что она была своего рода богиней.

Как-то раз фото Йогиджи на алтаре в ашраме оказалось несколько другим. Это был Йогиджи, но его борода была немного светлее, он не выглядел таким свирепым, и его тюрбан не был таким резко очерченным. Патрик объяснил, что это фото нашего нового учителя, Бабаджи, и мы больше не ученики Йоги Бхаджана.

Вау, так просто, у меня был новый учитель! Подождите минутку. Как так можно? Что бы сказал на это Йогиджи? Можно ли так просто менять учителей, как новый комплект одежды? Это не казалось правильным, но что я знал? Я был всё ещё новичком, и весь этот ашрам, духовный образ жизни были мне в новинку. Кроме того, Патрик был моим учителем йоги и главой ашрама. Если он говорил, что это так, это должно было быть правдой.

Итак, мы погрузились в две самые странные недели моего духовного путешествия. Несмотря на мою веру в Бога и расположение и защиту моего учителя, я легко мог всё потерять.

Кто был Бабаджи? Матаджи объяснила. Бабаджи был её мужем и духовным учителем. Он был одним из первых студентов Йогиджи, который превзошёл своего бывшего учителя и достиг просветления. Он был связан с Бесконечным и получил специальные мантры и «Упражнения для Эпохи Водолея». Мы незамедлительно начали их практиковать.

Сначала мы выучили «Позу звезды». Мы стояли с широко расставленными ногами и руками, распростёртыми в стороны. Мы должны были вдыхать и выдыхать глубоко и мощно. В результате обычно после трёх или пяти минут глубокого дыхания мы просто выдыхались и падали. В другом упражнении мы начинали, сидя на пятках с опущенной вниз головой. С мощным вдохом мы вставали на колени, поднимали руки вверх и наклонялись назад, затем мощно выдыхали, опускаясь обратно вниз. После трёх минут мы должны были вдохнуть и задержать дыхание. В результате почти все теряли сознание. Иногда мы падали в ужасных позах, часто дёргаясь несколько секунд, пока не восстанавливался баланс кислорода. Матаджи объясняла, что три минуты одного из этих упражнений были более мощными, чем целый час Кундалини Йоги.

Я помню йога класс в парке с группой около тридцати человек. Мы сидели в кругу и выполняли одно из упражнений, описанных выше, держась за руки. Мы вместе вдыхали, наклонялись вниз и опускались лбами на землю. После трёх минут глубокого дыхания у нас уже почти началось головокружение. Патрик сказал нам сделать вдох и задержать дыхание. Я поднялся, но не вдохнул глубоко и не задержал дыхания. Все остальные сделали это. Весь класс встал на коленях, высоко поднял руки, наклонился назад и задержал дыхание. Я сидел там и смотрел. Большая часть класса потеряла сознание. Это было как будто бы вы смотрите на падающую цепочку домино. Большая часть очутилась в итоге на земле, некоторые бились в конвульсиях несколько мгновений, пока уровень кислорода в их организме не восстановился.

В результате потери сознания из-за нарушения уровня кислорода было ощущение головокружения, как будто вы в отключке. Некоторым в классе действительно нравилось это, и они были убеждены, что проживают возвышенное состояние сознания. Мне это совсем не нравилось. Меня учили, что Кундалини Йога – это Йога Осознания. То, что мы практиковали, напоминало мне йогу несознательности. Эти виды упражнений стали известны как «судорожная йога» (jerk yoga). Она не только заставляла тела людей биться в конвульсиях, когда они теряли сознание, но как моём случае, чувствовать себя дёргаными.

Одной из наших новых мантр стала «Господи, помоги мне». Я попробовал её однажды, но затем отказался от её выполнения. У неё не было резонанса. Она заставляла меня чувствовать себя скорее отделённым от Бога, чем единым с Ним. Мне не нравилась идея, что мне нужна помощь. В это время я продолжал самостоятельно ходить в горы и петь долгий Эк Онг Кар.

Однажды утром Патрик и Матаджи объявили, что они возвращаются в Лос-Анджелес, чтобы быть с Бабаджи. Они поощряли нас присоединиться к ним. Никто из нас не смог уехать в тот же момент. Они оставили фото Бабаджи на алтаре и сказали нам продолжать практиковать «Упражнения для Эпохи Водолея».

Мы чувствовали себя как брошенные сироты. Что нам было делать? В следующие несколько дней половина жителей ашрама ушла. Те из нас, кто остался, разошлись. Мы продолжали проводить вечерний класс Кундалини йоги в парке. Через несколько дней мы позвонили в ашрам Феникса и рассказали им, что произошло.

Jim Baker aka Yahowha
Джим Бейкер,
известный как Йахова
или Отец Йод

На следующий день появился Бабадон, учитель Феникса. Это был большой мужчина с широкой коричневой бородой. Он прошёлся по ашраму, едва скрывая своё отвращение. Мы рассказали ему всю историю и показали «Упражнения Эпохи Водолея». Должно быть, он подумал, что мы полные идиоты, которые бросили Йогиджи и каким-то образом обесчестили своего учителя.

Он объяснил, что Бабаджи – это Джим Бейкер, основатель Ресторана «Источник» (Source Restaurant) в Лос Анджелесе и глава Общины Источника. Он был ранним студентом Йогиджи, который отвернулся от своего духовного учителя. У него было слишком большое эго. Он не мог принять учение Йогиджи или посвятить себя духовной практике. Он попал в самую большую ловушку на духовном пути, духовное эго. Он думал, что он более продвинутый, чем его учитель.

Джим Бейкер до 60-х со своей матерью
Джим Бейкер,
известный как Отец Йод

Это был не первый раз, когда я слышал о духовном эго. Доусон говорил нам об этом на своих занятиях. Он предупреждал, что это худшая ловушка на духовном пути. Единственным способом избежать духовного эго было развивать истинное смирение.
В ином случае вы начинали думать, что становитесь великим духовным созданием и люди должны почитать вас. Он даже сказал, что тот, кто попадает в сети духовного эго, в следующей жизни перерождается в таракана.

Словами Йогиджи: «Когда учитель утрачивает дарованный ему образ жизни, путь учителя, следующее воплощение – таракан. Нет большего эго, сумасшествия, логики, причины, чем духовное эго. Человек с духовным эго будет прилагать всю логику и обоснования, чтобы доказать, что то, что он уже знает, умышленная ложь».

Вот это да! Как легко мы были обмануты, но какое облегчение. Влюбленность, чувственное проявление своих эмоций, духовность с липким взглядом, которую Матаджи демонстрировала нам, никогда не ощущалась правильной. Упражнения были насильными, мантры выдуманными и даже Матаджи, насколько я считал её красивой, оказалось, разыгрывала комедию. Все это было нереально.

Сколько времени потребовалось бы мне, чтобы понять всё это самосстоятельно? Мне интересно, понял ли бы я это хоть когда-нибудь. Даже если бы понял, смог бы я обойти это? Как легко я пал жертвой их сахарной духовности. Я чувствовал себя преданным. Они умышленно сбили меня с пути, попытались заманить в свою ловушку, а я был добровольным участником. На этом духовном пути были опасности. Я обманывался в своей наивной вере в великодушие духовных людей, с широко открытыми глазами. Настало время проснуться и стать реалистом.

Это было моё первое знакомство с духовными шарлатанами, и оно открыло мои глаза на тот факт, что ученики на духовном пути должны быть осторожными. На этом пути встречались все виды сумасшедших, которые могли показаться духовными, но вместо этого пользовались открытостью и невинностью духовного искателя. Как можно защитить себя? Как узнать?

Конечно, это поставило под вопрос мой выбор собственного пути. Был ли Йогиджи истинным? Была ли подлинной моя практика Кундалини Йоги? Уж если на то пошло, был ли искренним я? Как я мог знать? Я продирался сквозь путаницу, вопросы и сомнения. Мне не к кому было обратиться с вопросами, а у меня не хватало уверенности в себе или опытности, чтобы делать выводы самостоятельно.

Что я делал, так это продолжал держаться. Йогиджи всегда говорил: «Держитесь и вас поддержат». Энди, я и небольшая группа из ашрама продолжали нашу духовную практику. По вечерам мы вместе занимались йогой и пели долгий Эк Онг Кар по утрам. Это работало. Никто не сходил с ума. У нас была энергия и чувство возвышенности, чтобы пройти через этот сложный период.

Мы делали правильные вещи. Но чтобы не стать слишком самодовольными, мы не забывали Йогиджи. Его защита и благодать окружали нас, даже когда мы об этом не знали. Когда я был убежден, что Матаджи высоко развитая духовная сущность и был готов следовать за ней везде, Йогиджи был там, направляя нас и помогая на тонком и непостижимом уровне. Таково благословение настоящего духовного учителя.

Несколькими годами позже я был в Лос-Анджелесе на дне рождения Йогиджи. Это было большое торжество в местной аудитории со множеством песен, историй и, конечно же, вдохновляющей речью Йогиджи. Во время еды Джим Бейкер с пятьюдесятью или даже больше своих последователей демонстративно прошли в длинных белых одеждах, направляясь к тому месту, где сидел Йогиджи. О, великолепно, думал я, Джим Бейкер привёл всю свою паству, чтобы почтить Йогиджи. К сожалению, это был не тот случай. Как только группа приблизилась к Йогиджи, все разговоры прекратились, и тяжёлое напряжение заполнило комнату.

Резиденция Общины Источника
 

Йогиджи поприветствовал группу и пригласил их присаживаться и угощаться едой. Джим, всё еще стоя, объявил, что он Бог, и что Йогиджи должен признать его. Я был потрясён. Это было духовное эго в чистом виде и ничего больше. Йогиджи сложил ладони вместе и сказал: «Сат Нам, я признаю Бога в тебе, как я признаю Бога во всём». Затем он заметил многозначительно: «Хорошо поступать как Бог и служить Богу во всём. Тогда благословение Господа пребудет с тобой. Но если ты намереваешься вести себя как Бог и ожидаешь, что все будут поклоняться тебе, тогда ярость Бога постигнет тебя». Я содрогнулся при мысли о ярости Господа. Через несколько минут Джим Бейкер и его последователи ушли.

Йогиджи вступил на сцену и начал напевать стихотворение:
«Мы народ, народ любви. Давайте же, люди, любить сегодня».
(We are the people, the people of love. Let us people love today.)
Мы объединились все вместе для чистосердечного и волнующего пения и пели больше часа, преобразуя создавшееся напряжение в прекрасный опыт.

Джим Бейкер и его группа переехала на Гавайи, где трудности преследовали его одна за другой, пока Джим не разбился насмерть в катастрофе с дельтапланом, после чего его группа растворилась. О Боже! Духовное эго, гнев Бога, у духовного пути была тёмная сторона. Йогиджи обычно говорил, что духовный путь тоньше, чем волосок и острее лезвия бритвы. Как легко было упасть. История Джима Бейкера доказала это.

Тем временем, в Тусоне остатки ашрама боролись за то, чтобы держаться вместе. Несколькими днями позже после своего первого визита, Бабадон появился снова, на этот раз с молодым человеком по имени Сэнди и его женой. Сэнди должен был стать нашим новым учителем. Он и его жена заселились в старую комнату Патрика в ашраме.

Сэнди практиковал Кундалини Йогу в Таосе, Нью-Мексико, в течение четырёх недель. К тому времени мы практиковали уже 3 месяца. Был ли этот парень достаточно компетентным, чтобы быть нашим учителем? Набор его упражнений по йоге был ограниченным. Он не был хорошо растянут. Он не был Патриком. Школа должна была закончиться через пару недель. Я мог и потерпеть. Потом я мог отправиться в Нью-Мексико. 

Его жена никогда не занималась йогой. Она не одевалась в белое и, казалось, была из очень традиционного окружения. Её страстью были бездомные животные. Не прошло и недели с их приезда, как задний двор был полон собак, собранных со всего города. Она проводила значительную часть каждого дня, выводя их на прогулку. Во время теплых весенних ночей мы обычно спали на заднем дворе. Теперь там едва можно было пройти без того, чтобы не вляпаться. Как она оказалась в йоговском окружении, всё ещё озадачивает меня. Нет необходимости говорить, что это продолжалось недолго.

Первым указанием Сэнди было перекрасить комнату для садханы. Белый символизирует чистоту. Ашрам духовное место и должен быть белым. Только тридцатью днями раньше мы разукрасили стены внутри всеми цветами радуги. С некоторой грустью мы снова забрались на лестницы, чтобы забелить наши красивые цвета. Спасительным достоинством Сэнди была его прекрасная игра на гитаре и ангельский голос. Он возобновил групповую садхану и заряжал занятия по йоге пением мантр под аккомпанемент гитары. Музыка может трогать людей, даже таких негативных, как я.

Горы Джемез (Jemez Mountains)

В течение часа после окончания моего последнего экзамена в семестре я был на дороге, ловя машины автостопом до Санта-Фе. Я приехал в середине занятия Доусона и Карен по йоге. Они с радостью приняли меня и вытащили в их владение на юге города. Установив свою палатку, я медитировал и смотрел на заход солнца позади гор Джемез на западе. Наконец, я был в Ашраме Махарадж. Я был дома.

Вернуться к оглавлению или перейти к чтению главы 8

продолжение следует...